• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:18 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
aqua vitae

Страшному зверю в ключицы мои не впиться,
Каплям дождя по груди моей не стекать,
Я бы могла, моя боль, обернуться птицей,
Только осока - мой дом, а постель - река.

Время спешит, в уговоры мои не верит,
Стрелки латунные мчат, циферблат дробя.
Если я слышу, как бьётся волна о берег -
Я забываю о крае, где нет тебя.

Воды глубоки, но наше с тобой молчанье
Глубже и громче, и бьёт по вискам не в ритм.
Дай мне, идущей не в гору, но на закланье,
Тёмный огонь, что под кожей твоей горит.

Наша стихия не знает границ и правил,
Чувствую (к ночи - отчётливей и острей),
Как ты сжимаешь ключицы, о Боже правый,
Как твои волны бегут по груди моей.

19:48 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
23:24 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Господи, насколько же всем и на всё наплевать.

20:37 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Семь бубенцов под навесами – ночь светла,
Семь покрывал – как семь тел или семь печатей.
Слёзы роняет на землю Праева-матерь.
Только Луна мне по силе равна была.

"Сердце царевны – жаровня, где ночь дымит,
Руки царевны – не птицы – тугие плети!"
С запахом меди и соли ворвётся ветер -
Первый покров упадёт на кровавый мир.

Пламя и похоть в трусливых глазах царя,
Третий покров за вторым – то вода и суша,
Птицу ночную воздушный покров удушит.
Злые цветы под стопою моей горят.

"В жилах царевны дурная вскипает кровь!"
Духа и тела упала вуаль со звоном,
Зов из колодца с моим перемешан стоном.
Хватит ли силы последний сорвать покров?

Я поцелую тебя ещё до утра.
"Тело царевны дрожит, а она - смеётся!"
Шёлковый змей ниспадает с плеча и вьётся...
Голову мне на подносе из серебра!

21:40 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)

Але

А когда — когда-нибудь — как в воду
И тебя потянет — в вечный путь,
Оправдай змеиную породу:
Дом — меня — мои стихи — забудь.

Знай одно: что завтра будешь старой.
Пей вино, правь тройкой, пой у Яра,
Синеокою цыганкой будь.
Знай одно: никто тебе не пара —
И бросайся каждому на грудь.

Ах, горят парижские бульвары!
(Понимаешь — миллионы глаз!)
Ах, гремят мадридские гитары!
(Я о них писала — столько раз!)

Знай одно: (твой взгляд широк от жара,
Паруса надулись — добрый путь!)
Знай одно: что завтра будешь старой,
Остальное, деточка,— забудь.

М.Ц.

11:37 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
- Живёшь себе на свете, а потом оказывается, что то, чем ты иногда балуешься - это self-hurting.
- Я хочу красивое серебряное кольцо, которое стоит 3 тысячи...
- У моего Друга скоро ДР, я должен написать это здесь, а то опять забуду.
- Сегодня у меня выступление, а завтра зачёт, тему к которому я до сих пор не знаю.
- Вчера чуть не помер от счастья, когда она подарила мне манго.

23:50 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Читаю, будто древние скрижали,
Сухих листов гарцующие строки,
Сокрыв неизречённые упрёки:
Вот бой, вот поле. Вы с него бежали.

Но мне ли упрекать Вас, о святая?
Ловлю губами перебитый почерк,
Заучивая данное до точек.
Есть время плавить. Как и время таять.

О ревность к перьям! Ненависть к чернилам!
(Они на Ваших пальцах до рассвета
Останутся.) Погибельное лето
На дне комода осень сохранила.


Туманен и от Бога не зависим
Исход неназываемой войны.
Но грёзы - и прекрасны, и страшны,
Как первые графемы Ваших писем...

14:35 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Я так не хочу снова туда.

13:20 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Придумал себе офигенное самоубийство: обожрусь миндалём - там цианид!


"Стук колёс и жареный миндаль
Мне дороже всех четверостиший."

11:51 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Листам бумаги, влажным от тумана,
В который раз довериться нетрудно.
Вечерний морок серо-изумрудный
Смущает разум запахом шафрана.

Молочных рек крутые перекрёстки
Уводят нас от дома до предела.
Бумага терпит: черное на белом
"Я Ваш от колыбели до погоста."

Простая ткань нагрудного кармана
Погубит ли? Сокроет ли? Согреет?
Я жизнь вверяю, трепетно робея,
Листам бумаги, влажным от тумана.

15:03 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Парнок страдала и мне велела. Наверное.

12:51 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Ты помнишь коридорчик узенький
В кустах смородинных?..
С тех пор мечте ты стала музыкой,
Чудесной родиной.

Ты жизнию и смертью стала мне —
Такая хрупкая —
И ты истаяла, усталая,
Моя голубка!..

Прости, что я, как гость непрошеный,
Тебя не радую,
Что я сама под страстной ношею
Под этой падаю.

О, эта грусть неутолимая!
Ей нету имени...
Прости, что я люблю, любимая,
Прости, прости меня!


C.Я. Парнок

21:27 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Когда падёт последний бастион
Надрывным полукриком-полустоном -
Разломанная башня из картона -
С ним я паду, несмел и утомлён.

Я выдохну: шаббат благословен.
Я жил лишь днём шестым, иных не зная
Ни чисел, ни имён им. Блажь такая -
Засаленная карта в рукаве.

Не бойся! Умирать так умирать!
Исход борьбы одним богам известен.
С моей/твоей судьбой хранимой чести
Надломленная сорвана печать.

13:21 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Отвык от этого ощущения: кажусь себе сейчас очень некрасивым. Не уродливым, но... Кхм.
читать дальше Надо просто красивую шапочку купить, она меня сразу преобразит.

21:09 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Я взъерепенился.




Молчи! Молчи, пока возможно.
Сжимай и стягивай! Тугой
Волной, введённою подкожно,
В тебя проникнет эта боль.

Сцепи! Не звенья - только зубы!
Ни слога им не выдавай!
И дух твой груб, и речи - грубы:
Падения не миновать...

Затми себя Луной капризной,
Пусть не тревожится она.
Ревнуй! Но так, как будто в жизни
Ты только этим и сильна.

20:28 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Тогда же, там же.


Будто бы нет ни предела, ни смысла нет
Влажному лету за окнами без просветов.
Пики еловые в платья росы одеты,
Поступь рассвета. Возможен ли тот рассвет?

В стрелках - движение, в рельсах - диагональ.
В письмах чужих - мартирологи душ и платьев.
Воспоминанья стараюсь в ладони сжать я:
Было ли небо Москвы? Ты под ним была ль?

20:23 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
30-е июля, поезд Москва-Архангельск


О милая дурная голова!
С чего? - Но волос твой надумал виться.
Не взгляды - насаждения на спицы.
Нарушивший молчанье - виноват.

В свидетелях - каналы и мосты,
Стекло очков, стекло окна вагона,
Не взгляды, но мишени полигонов.
И так чисты! Безудержно чисты!

P.S.:

Косноязычье или красноречье?
За окнами высокая трава.
Луна ущербна, но всегда права.
Я помню: перехвачено предплечье.

За скобками: слова, слова, слова...

17:49 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Пытаюсь вспомнить, когда мне в последний раз было ТАК СТЫДНО.

20:54 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Руки слабеют: перо, нажим -
Всё неподвластно мне.
Как Вам понравится полужизнь
С выходами вовне -

Будто побегами? Сыт ли лев
Видом одним и сном?
Вам, проходящему по земле,
Выбор такой знаком?


Полусвобода и полумир
В полувойне с войной.
Полурешившийся дезертир -
Тень за моей спиной.

Как Вам понравится полужест
Вместо тепла руки?
Не полумесяц, но полукрест
Тонет в ветвях ракит.

P.S.:

Разум озлоблен: прими, пойми,
Выйди на смертный бой!
Внемли: затравленными детьми
Выглядим мы с тобой…

23:18 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Тонкому проводу виться от горла и до
Низких частот. Я дыханье по ветру ровняю.
Наши шаги тяжелеют у самого края.
Август как слабый птенец покидает гнездо

Камнем в траву. Я ищу у себя седину,
Мнимое равенство – вот, забирай, и не жалко!
Жизнь без любви – одичалая жизнь из-под палки.
Все обходные дороги сойдутся в одну.

P.S.:
Нас не пустили бы в Рай, только что нам до Рая?
Белым бутоном шиповника – верное «да».
Дай тебе Боже не ведать, каким проводам
Виться во мне, пока я по тебе изнываю.

veritaserum

главная