• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
21:45 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Имея всё, мечтаешь об ином.
А не имея - ждёшь его тем паче.
Я отдал бы сейчас за лай собачий
Последний хлеб, последнее вино.

За поводок в одной моей руке,
За чашку чая (он пролился дважды)
За песни вразнобой, цветок бумажный,
За душный дом и губы в молоке.

Не терпящий ошейников, я сам
Давно уже на эту цепь посажен.
Здесь ночь не акварелью - маслом мажет
Холодные до дрожи небеса.

20:31 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Куда заводит речь - я не пойму.
Но миг придёт тому, чтобы сознаться:
Тяжёлый рок - период сублимаций,
Когда "бледнеть и гаснуть" - самому.

Меня задело тело - поделом,
Рассудок юн - ему не до приличий.
Легко разрушить сон и образ птичий,
Ткань разведя под правильным углом.

Но не желанным быть - всегда смешным.
В безмасочном кружиться маскараде.
Я начинаю (да за Бога ради!)
Далёкий путь от лета до весны.

23:18 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Спасибо - www.stihi.ru/2015/07/10/4077

Ты не был никогда настолько прост
(с петель срывает души, но не двери),
Чтобы задать незаданный вопрос,
Принять ответ за правду и - поверить.

Ты не был никогда настолько чист,
(невинность – добровольные вериги),
Чтобы забраться ночью на карниз
И не жалеть о мире и о миге.

Ты не был никогда - как не был я -
Ни в сердце, ни в уме, ни на пороге.
Вода – стеной. Я опускаю ноги
В хтонический поток небытия.

21:12 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
"Выглядишь как стервозная еврейская сука."
Чуваки, это лучший комплимент в жизни вообще, Вы понимаете?

23:19 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Вся жизнь скатывается до аллюзий на Марину и Софию, Софию и Марину.
У меня набирается отдельный цикл одному человеку.

Сегодня мне доставили DKNY, наконец-то я влюблён не в носителя, а в себя.

Боже, за что на такая невозможная? Я же башку себе об неё сломаю.

16:58 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Я хотел бы встать в одно утро и понять, что я отдохнул, что я не устал уже с утра, что круг бесконечных перевоплощений когда-то разомкнётся, что я смогу жить без постоянной тревоги. Как диабетику вечно нужен инсулин, так и мне вечно, видимо, нужны таблеточки или алкоголь, чтобы ослабить вязку на шее или снять штырь.
Она убеждает меня в том, что я меланхолик, я хожу на реку и плачу от этой невыносимой закатной красоты.
Но на самом-то деле... я же весёлый, ребят, только я всё время чем-то таким страшно тяжёлым загружен, я осёл!

20:55 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
У меня на верёвке не крест, но скрещённый кол.
Он царапает кожу: не больно, но глубоко
Ночь – вбивается насквозь до скрученных позвонков,
И рекою стекает тревога моя, рекой.

Потому что я знаю ладонь, что всего сильней!
Но отнимут – как можно? !- и снова тянуться к ней.
Я скрываю сплетенье от призраков и теней,
Пророните, проспорьте, что всё это – только мне!

У меня под одеждой не тело – разбитый тир,
По груди и по рёбрам бежит пулевой пунктир,
Сердце ходит упрямо – и кто ему запретит?
Я – за Вашей рукой – по любому пойду пути.

11:10 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
В магистратуру по психолого-педагогическому образованию поступила Ида Владимировна Фабер, я в грёбаном восторге!

00:52 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
До всяческх побачений, Львив, сонце мое.

16:17 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Не лилии, но опиум вдохну,­
Забитых улиц шум привычно гулок:­
Ищу Борисоглебский переулок,­
Надев на грудь как крест свою вину.­

Я вижу, вижу: вот она вошла,­
Смеясь, и тянет за руку кого-то.­
Я профиль узнаю вполоборота...­
О ангел, опусти свои крыла!­

В измятых платьях больше, чем в словах,­
В гардинах плотных больше, чем в сонетах­.
О ангел, я не требую ответа:­
Видениями полна голова.­

Скажи одно: любила ли она?
Ещё скажи: её в ответ любили?
Покрыт не тайной - тонким слоем пыли
Её анфас в отсветах у окна.

И ровно век прошёл как будто час,
Но с кем прошло то гибельное лето?
На глади незабытого портрета
Несмело отражается свеча.

12:21 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Вы сейчас вполовину ближе,
Чем какой-нибудь день назад.
Ночь как сливки, играя, слижет
Всё, что я не смогу сказать.

Ночь сверчковым стригущим треском
Вам поведает (ей - молчать?),
На каком из земных отрезков
Вы - мой свет и моя свеча,

Что поставит седой священник
По ошибке за упокой.
И, молясь о моём спасеньи,
Перекрестит сухой рукой.

12:14 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Мне казалось, что в селе я буду читать книги, писать магистерскую и фотографироваться с козами.
В итоге я ем, сплю, ем, сплю, мою бесконечную посуду, собираю ячмень, крашу ящики, РАЗГОВАРИВАЮ бесконечно, собираю ягоды, подрезаю виноград и иногда выгуливаю коз.
Пью розовое вино, много-премного ем, глажу кошку и снова сплю.

А иногда я вырываюсь во Львов!!!

23:20 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Обещал человеку показать "Я жду тебя у сквера Трафальгар", а он потом вызов бросил.

Ты не просил о крови, но зачем
В глазах твоих томительная жажда?
Я рассадил себе листом бумажным
Податливую кожу на плече.

Так я писал к тебе, покуда сон
Меня не приковал к скамейке сквера.
Таким, как ты - не пахнуть Soleil Vert'ом,
Твой запах в новолунье невесом.

Я ждал тебя до первых холодов.
Мне серп Луны казался брадобреем,
Ему (или тебе?) кричал: "Быстрее!"
Когда б услышан был! Мотив не нов.

You live in Trafalgar - но каждый из
По площади (прямой, как ты) спещащих
Был мной замечен. Сомневаясь чаще
В тебе и мире, я катился вниз.

Ты не пришёл из страха. Но к чему
Порывы (и отказываться - поздно)?
Бессилье среди этой ночи звёздной
Мне не по сердцу. И не по уму.

23:17 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Прощенье Ваше - будто свежий лист
Смородины, растёртый на рассвете
В руках неловких. Слёз об этом лете
С глаз не смахнёт простуженный флейтист.

Настойчивый и сильный аромат
Преследует до самого заката.
Неверие в дороги без возврата -
Основа неокрепшего ума.

Прощанье Ваше - самый страшный сон,
Молчанье Ваше - выстрел в подреберье.
Дыхание не выровняв, за дверью
Уснул навеки Ваш le petit garсon.

23:16 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Брать тебя, будто бы город пред самым концом
Долгой осады. Усталые веки прикрыты.
Словно последний запрет, ты снимаешь защиту,
Запахом пряным меня обвивая в кольцо.

Пить тебя, будто росою разбавленный спирт -
Резко, решительно, но подкупающе нежно.
Что до одежды - посмей оставаться в одежде,
Словно бы ей и получится всё искупить.

Быть тебе мороком, ворогом, тенью в окне.
И не вселять иллюзорных надежд на спасенье.
Завтра причастие. Церковь. В моё воскресенье
Как не сгореть в очищающем душу огне?

00:34 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Всё, что было написано в ответ на импульс. Дорога из Питера в Архангельск.


читать дальше

22:51 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Короче, я во Львове, но нихера не понимаю. У меня только-только начинает проходить голова, которой не помогало вообще ничто, я ревел во втором поезде как девочка, спал как младенец, но урывками.
Надеюсь, я поверю в свой город снова.
Моего любимого бабушкино пса, оказывается, пристрелили, так как он болел.
Блядство.

00:55 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
"…Даже если я проиграю, я буду ставить на красное."

Кровь не таких цветов, не таких тонов
Брызнет из носа за йоту до катастроф.
Красен закат: и малина, и мак, и медь.
Верх воспитания: дёргаться, но не сметь.


Свёрла - бессмертный кадуцей, гермесов жезл,
Выверен взгляд и дотошно отточен жест,
Но прерывается речь, потухает взор.
Я не краду, но я слышу, как шепчут "Вор!..".


Если не страшно в ночи - приходи смотреть:
Я примиряю внутри и любовь, и смерть.
В тёплые руки твои - подсердечный лёд.
Дальше - забвенье. Услышавший да поймёт.

15:23 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Спала тринадцать с половиной часов, это жесть.
Сны вплетались в один, главный сюжет которого: я во Львове, который вроде как бы и Киев. Моя задача - добраться до какого-то пункта. Для этого нужно два автобуса и одна поездка до метро. В итоге мне нужно попасть на станцию "Победа". Зачем - я не знаю. Проезжаю на одном автобусе до пересадки, иду в магазин, дальше эпично: прошу у девушки-продавца ватрушку с сыром, она долго считает мои деньги, даёт сдачу, а потом приносит аскорбиновую кислоту. Я смотрю и не понимаю, что происходит, она мне объясняет, что я просила именно это. Я понимаю, что она, кажется, права, а я, видимо, схожу с ума. Она снисходительно пересчитывает деньги снова, приносит то, что мне было нужно, а у меня перед глазами туман. Извиняюсь, выхожу на улицу. Долго блуждаю, в итоге захожу в магазин, похожий на лабиринт, тут же встречаю добрую женщину, говорю, не знает ли она, как добраться до станции "Победа", и что мне там может быть нужно, кажется, я теряю память. Женщина улыбается и говорит, что раз я не знаю, зачем мне туда, быть может, мне туда и не надо вовсе?.. Я соглашаюсь, но всё же пытаюсь добраться. Встречаю другую женщину, якобы хорошую знакомую моей любви. Она расспрашивает меня о ней, я выдаю только самое необходимое, мы идём по светлым зелёным улицам, она показывает мне большие красные тюльпаны, рядом - один белый, потом странную сине-зелёную траву, которая мне очень и очень нравится, а ещё гигантского выведенного их лабораторией червя, который на самом деле больше похож на безжизненный чёрный шнур. Мне с ней совсем не по пути, но я довожу её до какой-то воды, после наступает зима, я случайно беру её за руку, потом появляется ощущение, что она что-то испытывает ко мне, в итоге она даже целует меня, она вся в слезах, я в недоумении и сожалении о происходящем.
Каким-то образом я всё же попадаю в поезд на Москву! Запрыгиваю в вагон, который внутри похож на вагон метро. Вещи мои едут в багажном отделении, билет на поезд - в нём же. Пытаюсь выяснить у пассажиров, как мне быть. Дохожу до длинноволосой девушки азиатской внешности, она не очень рада меня видеть, так как я, видимо, уже много раз приставала к ней с дурацкими вопросами, но всё же добреет и откликается. Конечно же, она тоже не знает, что с этим делать. В итоге мы начинаем выяснять отношения, у неё какие-то претензии по поводу национальной ненависти к ней (я в таком не замечена, но обида всё равно выливается на меня), после начинается что-то, похожее на секс. Сцена почти из полнометражки Утэны: вместо движения машин - движение волн, сплетённые тела, вот это всё. Позже девушка превращается в мою любовь, с ней мы оказываемся на траве посреди города, нас наверняка видят из окон, но до какого-то времени нам всё равно.
И это жестокая жесть, это всё ещё она. Мне будто 15, и у меня спермотоксикоз.

22:45 

Тревога

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Она - мотылёк. Бабочка, которых боятся женщины, любящие только прекрасное. Она ужасна при ближайшем рассмотрении, полупрозрачна, отчего ещё более страшна. Мерзкое лицо её перед самыми моими глазами, хоть я и не вижу, шорох - шебуршание крыла о крыло, хоть я и не слышу, я только чувствую - она ползёт по моей груди тонкими щекочущими лапками, волочит и поднимает острые усики, а потом вгрызается в мурашечную мою кожу и - беспрепятственно - в меня проникает. Я начинаю вдыхать чаще и резче, выдыхаю же через раз, руки и плечи ощетинились. Вырвется ли она через горло придушенным криком, проскочет ли невредимая между зубов или так и останется кипятить во мне кровь, а потом охлаждать её размашистыми движениями своих уже прозрачно-красных?..
Раскачиваясь, я мысленно вонзаю в неё нож - и промахиваюсь, промахиваюсь, промахиваюсь!..
Я дрожу каждый раз, когда она впивается в меня изнутри, и успокаиваюсь только тогда, когда она умирает. Я никогда не могу понять, как это происходит - я просто перестаю слышать сердце, я перестаю задерживать в глотке воздух, я перестаю закатывать глаза. Бугорки на коже сглаживаются и теплеют, усталость накрывает шерстяным одеялом. Спи до времени.

veritaserum

главная