Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:19 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Хотелось написать про то, как прекрасно сочетание Трейсмора, Мандельштама и Ахматовой (но та - ближе к утру), а теперь думаю, а почему нет (или я не знаю) никакой коктейльной карты по поэтам и писателям?
Не по принципу "вижу абсент - говорю "Верлен"", а посложнее что-то.
В качестве хитрого хода можно перерыть произведения и подвергнуть статистике употребление того или иного напитка в них, а можно ВСПОМНИТЬ ВСЁ и на основе качеств составить свою подборку.

Чую всё же, что это уже не раз делали до. Но где и как?

23:36 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
В красной реторте - меркурий и олово.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


В зимнее небо - холодную голову.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


В тёмную ночь - до забвения голого.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


Сколько смогу - ни былого, ни нового
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.

00:15 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Любовь горбатою строкой -
Любви за вычетом.
Стою с протянутой рукой -
Обезуличена.

Рука, где не было письма -
Обезображена.
Так слушай, целые тома
Писавший каждому,

Не давший мне и пары слов
(Упрёки - углями!),
Что укрывать мне от врагов
И от возлюбленных?

Что вверить прочности петли
Шнурка корсажного?
Прошу ни Неба, ни Земли -
Листа бумажного.

Один конверт, одну печать -
Настанет день её -
Сорвать, читать и умирать
В одно мгновение.

00:11 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Я не понимаю, что происходит. Большего бреда не помню. Считаю, что шесть катренов - это поэма или сдвиг по одной из фаз. Всем доброй ночи.


И рухнет всё. И Вифлеема
Волшебный свет в моём окне
Напомнит миру, что система
Давно утоплена в вине.

Похоже, что тебя распяли
В сезон декабрьских простуд,
И обе стороны медали
Сверкают золотом и врут.

Горчит кровавое запястье
Зелёным светом фонаря.
Не дай ни власти, и не страсти
Себя растрачивать зазря.

Поймай удар не на излёте,
Но пред ударом. Кто ведом
Судьбою, тот на первой ноте
Узрит гармонию. Содом

Не родина, но terra nova,
Не цель, но цепкая петля,
Приют, очаг, первооснова,
Обетованная земля.

Пою тебя, мой грех от рода,
Не пряча глаз и не таясь.
Моя постылая свобода.
Моя отложенная казнь.

14:06 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Бармен, неси бензин.

17:22 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
А теперь представим, что мне около пятнадцати, потому что так будет легче.

До этого года мне не казалось, что я действительно пишу. Если Господь хранит тебя, и ты варишься в среде людей, которым наплевать на твои творческие потуги, то и ладно - ничего не теряешь. Пиши себе, разбавляй писанину банальным жизнеописанием - и всё, в общем-то.
А потом всё пошло по ... даже не знаю, чему! Появилась пара-тройка человек, которым не всё равно. И им прям вот нравилось. И у меня появилось внутреннее: я это могу. Без особой еже -здесь временной промежуток-ной надобности я писал себе и радовался, когда нравится и мне, и ещё вон тому парню.
А потом появилась она, и меня понесло. Это стало потребностью и условием бытия вообще. Она передавала мне импульсы, а я - отдавал, отдавал, отдавал. То ли множил энтропию, то ли пытался закрепиться в дне сегодняшнем. И у меня появилось внутреннее: я могу это хорошо. Каждый раз, когда ей нравилось, я обзаводился тремя парами крыльев и кружил в своём воображаемом мирке, как передающая тайные знаки пчела. Каждый раз, когда она молчала, я напряжённо искал в жестах и словах признаки своей бездарности. Этот каждый раз - игра не с огнём, но с водой: стихия непостоянна, получилось однажды - совершенно не обязательно повторение. Это постоянное - постоянное - натяжение, где разрядка - последней точкой. Это самая прозрачная из сублимаций, это дыхание: пока пишу - надеюсь.

Но всё же познаётся в сравнении, верно? И ваш непокорный не входит даже в три сотни претендентов.

О люди без кожи, люди-открытые грудные клетки, люди-закрытые глаза-открытые ладони, примите меня в этот круг любви или вытолкните за черту, ибо я не знаю, как по-другому переносить этот мир.

Ни в любви, ни в смерти.



НО В КОНЦЕ!!!

Июньский - внимание - июньский, найденный в переписке стишок. Могу в подражания! И в природу!

Обогреватель. Июнь. Абсурд.
Жалкое лето - вторая осень.
Птицы, замолкнув, птенцам несут
Пищу добытую. Кто их просит

Жизнь продолжать, несмотря на то,
Что бесконечна одна лишь вера?
Солнце отправилось на Восток,
Благословенным служа примером.

Птицы заботливы и умны:
Не задают непрямых вопросов,
Не проникают в чужие сны...
Жалкое лето. Вторая осень.

19:04 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Ни в той, ни в другой квартире,
Где ждал тебя каждый стык
Обойный, где все четыре
Стены не могли остыть

От жара моих признаний,
От градуса слёз моих,
Где в приступе, как в тумане,
Мой разум пропал, и стих

До времени и до часа
Себя не раскрывший крик,
Где спор, не успев начаться,
Уже заходил в тупик,

Меня не найти отныне.
В объятьях добра и зла
Мой след безнадёжно стынет,
В ладонях твоих - зола.

Мне чуждо уменье прочих
Мельчить, попускать, менять.
Представь: ты проснёшься ночью.
Проснёшься, и нет меня.

21:40 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
И холодно, и душно. Что дрожит
Ритмично? То ли пальцы, то ли хлопок
Под пальцами. Невыбившийся локон
Посмейте потревожить. Миражи

Сверкают отраженьем на окне,
Манят, но мне уже не оторваться:
Свободный от судов и провокаций,
Я отдаю[сь]. Да возвратится мне

И тёплый вздох, и мягкая волна,
Подкожный трепет, сорванные шоры...
Узрите мой итог в тот час, который
Стремится в дом и будит ото сна.

13:46 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Невероятно нежная суббота.

20:47 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Едва ли не лучшие семь часов в моей жизни. Она что-то говорит, говорит...
А где на этой карте Лесбос?

23:20 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Прими моё стремление к деталям
За способ избежанья крайней меры.
Часы, давно привыкшие к потерям,
На "мне пора" задумались и встали.

Мне видится, что в этом точном мире
Мы - верный сбой отлаженной программы.
Ты говоришь, а я считаю шрамы
На шее. Всё же: три или четыре?

Я знаю, что увижу (о, осанна!)
За миг до слепоты - не вспышку света,
Но белые широкие манжеты -
Как пропасть между сущим и желанным.

10:16 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Два дня сплю в гордом одиночестве. Моя радость пришла в гости, не выдержала и посдирала мерзкие камушки с хозяйских обоев. Обещала помочь сделать красоту, но когда это будет - неизвестно.
Интернет был и сразу пропал, как только я сообщила ей, что он есть.

Заканчивается год имени меня, подводить его итоги - страшно!

1) Я пережила самую настоящую прям взрослую депрессию с диагнозом: капельницы, шесть месяцев АД, транквилизаторов и нейролептиков, два психотерапевта, новый психолог и восхитительная репутация.)
2) Впервые выступила среди юных дарований со своими стишочками. Это было ужасно.
3) Написала "Нигредо"
4) Написала "Альбедо", похоронила Сэма.
5) Влюбилась в своего преподавателя, одно из самых трогательных и добрых существ, которое мне доводилось встречать.
6) Съездила в Питер на концерт Лоры. Это было охренительно!!!
7) Дралась на дуэли! Научилась пить коньяк. Научила пить абсент. Но грузинское вино и эль - пока лучше всех!
8) Написала ...много... стишочков.
9) Съездила во Львов. Встретилась с Надей!!!
10) Сходила с *** в музей имени Марины Ивановны в Москве. Это было восхитительно.
11) Не выиграла грант, провалилась в каком-то литературном конкурсе, начала писать магистерскую.
12) Получила велик от своего философа (он не знает, кому отдал его!) благодаря ***. Как большая ездила на работу и с неё прямо по дороге!
12) Впервые в жизни увидела северное сияние, которое сполохи.
13) Начала учиться водить. Кхм.
14) Призналась родителям в своих гомосексуальных наклонностях (не верю в чистые типы, не верю!) и переехала от них.
15) Невероятно полюбила собак, а они - меня.
16) Приняла собственную интроверсию и филоложество.
17) Пристроила кошечку, впряглась во всяческую благотворительность. Живу.

11:30 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Сердце в горле тикает, как мина,
Бойся тех, кто жаждет подытожить
То, что ты всегда считал невинным,
То, что ты забыть уже не сможешь.

Бойся тех, кто белыми плащами,
Не спросив, твои укроет плечи.
От речного воздуха волнами
Как ты дышишь? Чаще? Чище? Легче?

Что не жертвой дать тебе, но даром?
Ситец в свете ламп всегда прозрачен
На тебе. И белый - цвет кошмара,
Жажда - нерешённая задача.


Я желал любви, а не удара.
Долг, каким бы ни был он, - оплачен.

22:31 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Господа и дамы, по счастливой случайности мной был совершён камин аут.
Мои родители в ужасе, мне, кажется, наконец-то нормально.
Теперь мне нужна комнатка.)
Я тут улыбаюсь, а на самом деле это всё пиздец последний.

10:22 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Женщины, рождённые около 69-го года, имеют надо мной какую-то необъяснимую власть.
Как? Почему? Что с вами такое?

11:09 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
У нас с Вами пары, кажется, по немецкому. Я с соседом по парте сдаю какую-то контрольную. Вы в ужасном настроении. Когда мы дописываем (странные листы, похожие на больничные формата А2, сложенные в 4 раза), то отдаём работы Вам. У меня 4, а в оценке моего соседа Вы сомневаетесь. Он ведёт себя ужасно: выпрашивает себе оценку получше и всячески унижает себя и Вас пресмыканием. Вы ставите три, он уходит (отчего-то спокойно). Я подхожу к Вам и спрашиваю: «Мне нужно стоять у Вас над душой?», имея в виду, сомневаетесь ли Вы в моей оценке. Ответ убийственен: «А кто Вы?» И по глазам видно, что Вы не шутите. Я не отвечаю, потому что не знаю, что ответить на такое. Начинаю что-то мямлить про свою работу, тут Вы понимаете, говорите, что у меня 4, и я сваливаю из этого филиала Ада вниз по винтовой лестнице.

Из моего окна — очень красивая осень, листопад и мелкий дождь, который не печалит, а радует. Слышу собаку — выглядываю в окно, кажется, что наш общий знакомый Н. идёт с короткой стрижкой и какой-то женщиной (ха! Шёл дождь и два студента) и с улыбкой смотрит в моё окно, хотя не видит меня. Я открываю створку, кричу ей что-то приветственное. Вдруг понимаю, что на самом деле — это маленькая собачка (с чертами! Привет принцу Удо!) на чьём-то поводке. Девушке в тёмно-синей куртке с капюшоном приходится делать вид, что мы знакомы и тоже приветственно махать мне рукой. Остальные люди с улицы повторяют её движения. Я отвечаю им, но тихонько сползаю под подоконник.
Мне ужасно, я думаю о том, что у Вас ещё магистранты, а уже около восьми вечера. Пишу Вам смс (уже не помню, что), но Вы не отвечаете.

Следующий эпизод: я снова оказываюсь в том же зале. Сейчас понимаю, что это похоже на мой классный кабинет в 14 школе, где у нас были уроки немецкого Может, на что-то ещё, но сейчас только это всплыло.
Дальше Вы пишете на доске какое-то прилагательное или причастие, связанное с именем Тристана. Широко и на всю доску. Слева какие-то схемы.
Какой-то студент опаздывает и, заходя, дарит Вам два букета багряных листьев с огромными ножками, будто это стебельки от цветов. Вы принимаете с радостью, но не улыбаетесь, только показываете нам, дескать, вот так надо. Видно, что студента привилегированное положение.
Снова запись, Вы диктуете: три типа отношений. Оказалось, что у меня тоже есть своя грифельная доска, Вы смотрите, как я записываю, я стараюсь сделать это быстро, чтобы поразить, поразить! Последнюю «й» пишу как будто ударом сверху вниз. Вы довольно киваете и начинаете описывать первый вид (мне, банальной, в тот момент пришли в голову почему-то любовь, дружба и ненависть. Почему-то! Привет Пабло! Хоть там и идея, а не смерть).
Но Вы говорите другое: первый тип - старший дочитал книгу. И он чего-то ждёт, дальше описываются сильные переживания (здесь речь именно о моих переживаниях, причём очень точно), которые я сейчас не могу описать. Речь об ожиданиях от человека какой-то реакции, ожиданиях мучительных, которой всё нет и нет.
Вы говорите о японской художнице, которая пишет картины мира (!), цитату которой мы должны записать. Но тут Диана велит открыть ей дверь, и я просыпаюсь.

@темы: сон

00:09 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Она сделала так, чтобы я влюбился в персонажа сказки.

23:52 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Будут вёсны — Содомское море -
Только соль утирай и терпи.
Будет разум с неразумом спорить,
И смущенье желаньем топить.

Будет пахнуть грозою и мелом
От расширенно-суженных стен,
Будет радостно, душно и смело.
И темно. И светло вместе с тем.

Я забуду о праве и долге,
Иерархии, чувстве вины,
Будет сон мой тревожным и долгим,
Как голодные детские сны.

Но в одном её взгляде усталом
Через тонкореснитчатый плен
Мне почудится первоначало
Всех тревог и забот на Земле.

15:15 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Из выводов: чем беспощаднее, тем и белей
Сугробы и души застигнувших (о лицемерье!).
Моя же начнёт уверять, что отпустит - не верь ей.
Верь лентам газетным, поклёпам, но только не ей.

Позорное бегство, о рыцарь без страха! Усни
В раскрытых объятьях естественной анестезии -
Бессилье и сон навевают ноябрьские зимы,
Где сердце заходится лаем!.. Что сделаешь с ним?

Прощай, моё горе, я прятать стремленья устал.
(Таким ли, как я, упрекать? Жизнь - обман на обмане).
Прощай и прости мою слабость. Тебя ли не манят
Подлёдные воды у слабых подпорок моста?

21:28 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Эти адовы две недели запомнятся мне в особенности нефиговой такой небесной насмешкой: за редким исключением эти адовы две недели я езжу по счастливым билетам.

Хочу написать пост о том, как я устал, но не могу - устал. Залипаю по несколько минут в точки пространства, не хочу есть, не хочу спать, не хочу пить.
Самое смешное: стою раздетый перед душевой кабинкой и пялюсь в одну точку.

veritaserum

главная