20:47 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Что ни движенье — за гранью,
Подвиг — посметь.
Там под рубашечной тканью —
Битва на смерть.

Вздох, возникающий глубже
Самых глубин,
Гаснет у губ. И у губ же
Скрещен с другим.

Так приручают лисёнка:
Вяжут к себе
Нитью прохладной и тонкой
Цвета небес.

Плачешь ты не потому ли:
В двери — беда?
Я тебя, пламя июля,
Так не отдам.

Будет мучительно больно
После. Пока —
Нежность стекает продольно
По позвонкам.

21:44 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Ещё дошло, что "Мне хорошо, когда Вы говорите." - это одно из самых лучших признаний за всю мою жизнь.

19:20 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Вчера выступал на местечковой конференции, которая носит гордое звание международного семинара (притащили немцев, которых тащат постоянно - всё, жутко международная). Боялся, готовился, говорил про безумие как иное: Платон, Фуко, Руднев, все дела.
В одной секции со мной был отец Даниил. Думал, будет огонь! Но он только придрался к переводу mania, - не неистовство, - говорит он мне, а страсть.
Термины многозначны, блин. Языковая экономия, блин.
Но вообще - все таращились (потому что я выучил, а не читал с листа), а научник был очень доволен.
Радость моя не пришла, а вечером громкими словами переживала об этом.






Анна Александровна говорит, что в 24 можно выглядеть и получше, а Друг говорит, что и так нормально. Любителям моего носа посвящается.

18:03 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Всю жизнь мечтал примкнуть к какому-нибудь важному ордену или организации. А то и основать.
И вот теперь БАРАБАННАЯ ДРОБЬ я - один из членов Тайного Лингвистического Кружка имён Гумбольдта-Соссюра!

11:49 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Услышишь ли? Одним февральским вечером,
Забыв убрать посуду с подоконника,
Я всё же захлебнусь силлабо-тоникой
Молчанья твоего, мой свет изменчивый.

То винные пары, то запах ладана,
На все четыре клич: на том же месте я.
Дорога до тебя - к амвону шествие,
Дорога от тебя: шагну - и падаю.

Пусть день (того не обе ли желаем мы?)
Тебя не тронет, как то было ранее,
Ни стоном полуночным, ни рыданием,
Ни именем моим неназываемым.

09:47 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Сегодня снилось, что я экзаменую своего дважды бывшего преподавателя, рыжую и непокладистую девушку, которая хотела моей тройки по философии на специалитете и поставила мне единственную четвёрку по социальной же философии в магистратуре. К слову, у нас заметно улучшились отношения, и я искренне радуюсь, когда её вижу. Во сне я валила её по предмету, которого не знаю, и все вокруг это поняли. Она с достоинством выдержала, но моя радость, сидевшая справа от меня, сказала, что это было довольно оскорбительно.
Ещё снилась покойная бабушка - я-то думаю во сне, отчего она мне не отвечает, ходит, делает что-то, но ни слова не скажет. А как она может...

13:29 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
"Я сжечь её хотел, колдунью злую."

10:45 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Что тона твоих предсердий?
Как звучат? Каких гармоний
Жаждут? По воде ль, по тверди ль
Ты ступаешь? По ладони

Вьются ленты или путы?
Кто твоим речам внимает
Этим бледно-серым утром?
И - "откуда ты такая"?..

22:07 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
А тому, кто не поздравил меня с Татьяниным днём (а я, напоминаю, именно она) - тому нет прощенья.

В моём доме много чая, а так прекрасно, Господи, мне так прекрасно, когда там она. И когда она что-то вдруг соображает на немецком - становится так здорово, будто мой ребёнок заговорил.

01:08 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Идёшь в ванную, вспоминаешь кое-что, начинаешь ревновать и обижаться, ложишься на час позже.


И полетит осколками из глаз
Сердечный лёд (свидетель - перекрестит) -
Гранёной дробью несвершённой мести
За "qu'est-ce que c'est" на месте "was ist das".

Мой взгляд (в нём зла - превыше всяких мер!)
Пронзит насквозь, но будет ли замечен?
Ищи спасенья в междустрочной речи
И помни: a l'amour comme a la guerre.

11:14 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Всю ночь снился Хогвартс. Сначала я кроссполила и была рыжей, позже стала Гермионой. Сидели с Хагридом, ели и пили что-то. Не игралось вообще.

11:19 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Хотелось написать про то, как прекрасно сочетание Трейсмора, Мандельштама и Ахматовой (но та - ближе к утру), а теперь думаю, а почему нет (или я не знаю) никакой коктейльной карты по поэтам и писателям?
Не по принципу "вижу абсент - говорю "Верлен"", а посложнее что-то.
В качестве хитрого хода можно перерыть произведения и подвергнуть статистике употребление того или иного напитка в них, а можно ВСПОМНИТЬ ВСЁ и на основе качеств составить свою подборку.

Чую всё же, что это уже не раз делали до. Но где и как?

23:36 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
В красной реторте - меркурий и олово.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


В зимнее небо - холодную голову.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


В тёмную ночь - до забвения голого.
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.


Сколько смогу - ни былого, ни нового
Больше ни слова Вам, больше ни слова Вам.

00:15 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Любовь горбатою строкой -
Любви за вычетом.
Стою с протянутой рукой -
Обезуличена.

Рука, где не было письма -
Обезображена.
Так слушай, целые тома
Писавший каждому,

Не давший мне и пары слов
(Упрёки - углями!),
Что укрывать мне от врагов
И от возлюбленных?

Что вверить прочности петли
Шнурка корсажного?
Прошу ни Неба, ни Земли -
Листа бумажного.

Один конверт, одну печать -
Настанет день её -
Сорвать, читать и умирать
В одно мгновение.

00:11 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Я не понимаю, что происходит. Большего бреда не помню. Считаю, что шесть катренов - это поэма или сдвиг по одной из фаз. Всем доброй ночи.


И рухнет всё. И Вифлеема
Волшебный свет в моём окне
Напомнит миру, что система
Давно утоплена в вине.

Похоже, что тебя распяли
В сезон декабрьских простуд,
И обе стороны медали
Сверкают золотом и врут.

Горчит кровавое запястье
Зелёным светом фонаря.
Не дай ни власти, и не страсти
Себя растрачивать зазря.

Поймай удар не на излёте,
Но пред ударом. Кто ведом
Судьбою, тот на первой ноте
Узрит гармонию. Содом

Не родина, но terra nova,
Не цель, но цепкая петля,
Приют, очаг, первооснова,
Обетованная земля.

Пою тебя, мой грех от рода,
Не пряча глаз и не таясь.
Моя постылая свобода.
Моя отложенная казнь.

14:06 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Бармен, неси бензин.

17:22 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
А теперь представим, что мне около пятнадцати, потому что так будет легче.

До этого года мне не казалось, что я действительно пишу. Если Господь хранит тебя, и ты варишься в среде людей, которым наплевать на твои творческие потуги, то и ладно - ничего не теряешь. Пиши себе, разбавляй писанину банальным жизнеописанием - и всё, в общем-то.
А потом всё пошло по ... даже не знаю, чему! Появилась пара-тройка человек, которым не всё равно. И им прям вот нравилось. И у меня появилось внутреннее: я это могу. Без особой еже -здесь временной промежуток-ной надобности я писал себе и радовался, когда нравится и мне, и ещё вон тому парню.
А потом появилась она, и меня понесло. Это стало потребностью и условием бытия вообще. Она передавала мне импульсы, а я - отдавал, отдавал, отдавал. То ли множил энтропию, то ли пытался закрепиться в дне сегодняшнем. И у меня появилось внутреннее: я могу это хорошо. Каждый раз, когда ей нравилось, я обзаводился тремя парами крыльев и кружил в своём воображаемом мирке, как передающая тайные знаки пчела. Каждый раз, когда она молчала, я напряжённо искал в жестах и словах признаки своей бездарности. Этот каждый раз - игра не с огнём, но с водой: стихия непостоянна, получилось однажды - совершенно не обязательно повторение. Это постоянное - постоянное - натяжение, где разрядка - последней точкой. Это самая прозрачная из сублимаций, это дыхание: пока пишу - надеюсь.

Но всё же познаётся в сравнении, верно? И ваш непокорный не входит даже в три сотни претендентов.

О люди без кожи, люди-открытые грудные клетки, люди-закрытые глаза-открытые ладони, примите меня в этот круг любви или вытолкните за черту, ибо я не знаю, как по-другому переносить этот мир.

Ни в любви, ни в смерти.



НО В КОНЦЕ!!!

Июньский - внимание - июньский, найденный в переписке стишок. Могу в подражания! И в природу!

Обогреватель. Июнь. Абсурд.
Жалкое лето - вторая осень.
Птицы, замолкнув, птенцам несут
Пищу добытую. Кто их просит

Жизнь продолжать, несмотря на то,
Что бесконечна одна лишь вера?
Солнце отправилось на Восток,
Благословенным служа примером.

Птицы заботливы и умны:
Не задают непрямых вопросов,
Не проникают в чужие сны...
Жалкое лето. Вторая осень.

19:04 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Ни в той, ни в другой квартире,
Где ждал тебя каждый стык
Обойный, где все четыре
Стены не могли остыть

От жара моих признаний,
От градуса слёз моих,
Где в приступе, как в тумане,
Мой разум пропал, и стих

До времени и до часа
Себя не раскрывший крик,
Где спор, не успев начаться,
Уже заходил в тупик,

Меня не найти отныне.
В объятьях добра и зла
Мой след безнадёжно стынет,
В ладонях твоих - зола.

Мне чуждо уменье прочих
Мельчить, попускать, менять.
Представь: ты проснёшься ночью.
Проснёшься, и нет меня.

21:40 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
И холодно, и душно. Что дрожит
Ритмично? То ли пальцы, то ли хлопок
Под пальцами. Невыбившийся локон
Посмейте потревожить. Миражи

Сверкают отраженьем на окне,
Манят, но мне уже не оторваться:
Свободный от судов и провокаций,
Я отдаю[сь]. Да возвратится мне

И тёплый вздох, и мягкая волна,
Подкожный трепет, сорванные шоры...
Узрите мой итог в тот час, который
Стремится в дом и будит ото сна.

13:46 

Я покажу тебе Луну в чернильнице. (с)
Невероятно нежная суббота.

veritaserum

главная